Дилан Боб


Дилан Боб
Родился: 24 мая 1941



Биография


Боб Дилан — американский автор-исполнитель, художник, писатель и киноактёр, одна из самых влиятельных фигур в поп-музыке на протяжении последних пятидесяти лет. Большая часть самых известных работ музыканта была написана в 1960-х годах, когда его провозгласили «голосом поколения» и одной из главных персон протеста, чему способствовали такие песни, как «Blowin’ in the Wind» и «The Times They Are a-Changin’», которые стали гимнами движения за гражданские права и движения против войны во Вьетнаме (англ.)русск.. В 1965 году он кардинально сменил звучание, тем самым отколовшись от американского фолк-движения и своей ранней фан-базы, записав культовый шестиминутный сингл «Like A Rolling Stone», новаторская концепция которого считается одним из переломных моментов в поп-музыке XX века.

Тексты Дилана содержат широкий спектр политических, социальных, философских и литературных влияний. Своим творчеством музыкант бросил вызов существующим правилам поп-музыки, став важной частью растущего контркультурного направления. Вдохновлённый артистизмом Литл Ричарда и поэтическим стилем Вуди Гатри, Роберта Джонсона и Хэнка Уильямса, Дилан расширил и персонализировал музыкальные жанры. В течение своей карьеры Дилан поработал с большей их частью — от фолка, блюза и кантри до госпела, рок-н-ролла и рокабилли, от английской, шотландской (англ.)русск. и ирландской народной музыки до джаза и традиционных американских песен. Однако, несмотря на признание Дилана как выдающегося музыканта и продюсера, критики в первую очередь отмечают его литературное мастерство, его умение поднимать серьёзные темы, философскую и интеллектуальную составляющую его текстов, сопоставимых с «высокой поэзией», а также его влияние на множество исполнителей своего поколения, включая Джонни Кэша, Нила Янга, Патти Смит, Леонарда Коэна и The Beatles.

После релиза дебютного альбома в 1962 году Дилан совершил прорыв, выпустив пластинку The Freewheelin' Bob Dylan (1963), включающую песни «Blowin’ in the Wind» и «A Hard Rain’s a-Gonna Fall», а также ещё несколько композиций, прочно ставших символами эпохи. В 1964 году последовало издание политизированного The Times They Are a-Changin’ и более абстрактного Another Side of Bob Dylan. После этого за 18 месяцев музыкант записал три своих самых важных и влиятельных альбома 1960-х: Bringing It All Back Home, Highway 61 Revisited и Blonde on Blonde. В 1966 году после аварии на мотоцикле Дилан снизил публичную деятельность. В этот период он много работал с группой The Band, участники которой также выступали с ним в качестве концертной группы; результатом совместной деятельности стал альбом The Basement Tapes, выпущенный в 1975 году. В конце 1960-х — начале 1970-х годов Дилан увлёкся музыкой кантри, что выразилось в материале пластинок John Wesley Harding, Nashville Skyline и New Morning. В 1975 году был выпущен Blood on the Tracks, один из ключевых релизов в карьере музыканта, за ним последовал ещё один успешный альбом — Desire (1976). В конце 1970-х Дилан обратился к христианству и выпустил серию альбомов в стиле госпел, в частности, Slow Train Coming, после чего вернулся к своему традиционному рок-звучанию в лонгплее Infidels. Среди наиболее знаковых работ поздней карьеры музыканта критики выделяют Time Out of Mind, Love and Theft и Tempest. Последние альбомы Дилана посвящены традиционной американской музыке, в частности, песням из «Великого Американского Песенника» и творчеству Фрэнка Синатры. С конца 1980-х Дилан организовал регулярный гастрольный тур, т. н. Never Ending Tour (англ.)русск., где выступает вместе со своей сценической группой на гитаре, клавишных и губной гармонике.

Дилан — один из самых коммерчески успешных музыкантов всех времён: по состоянию на 2017-й год суммарный тираж его альбомов превышает 100 миллионов копий. На протяжении всей своей карьеры Дилан был удостоен множества престижных наград, включая двенадцать премий «Грэмми», один «Оскар» и один «Золотой глобус». Помимо этого, он был включён в Зал славы рок-н-ролла, Зал славы авторов песен и Зал славы авторов песен Нэшвилла (англ.)русск.. Также музыкант является лауреатом «Пулитцеровской премии» «за глубокое влияние на популярную музыку и американскую культуру, отмеченное лирическими композициями необычайной поэтической силы»; Президентской медали свободы как «один из самых влиятельных музыкантов XX века », известный благодаря своим «ярким поэтическим текстам» и творчеству, «значительно повлиявшим на движение за гражданские права в 1960-е годы и на Американскую культуру последних пятидесяти лет»; а также Нобелевской премии по литературе «за создание новых поэтических выражений в великой американской песенной традиции».

Детство

Боб Дилан (урождённый Роберт Аллен Циммерман; еврейское имя שבתאי זיסל בן אברהם ) родился в госпитале Святой Марии 24 мая 1941 года в городе Дулуте, детство провёл в городе Хиббинге, штат Миннесота (округ Месаби), расположенном к западу от озера Верхнее. У Дилана есть младший брат по имени Дэвид. Его бабушка и дедушка по отцовской линии, Зигман и Анна Циммерманы, эмигрировали из Одессы (Российская империя) в Соединённые Штаты после антисемитских погромов 1905 года (англ.)русск.. Его бабушка и дедушка по материнской линии, Бен и Флоренс Стоун, были литовскими евреями, которые прибыли в Соединённые Штаты в 1902 году. В своей автобиографии Дилан писал, что девичья фамилия бабушки по отцовской линии была Киргиз (англ. Kirghiz), а её семья происходила из города Кагызмана, провинции Карс в северо-восточной Турции.

Родители Дилана, отец Абрам Циммерман — владелец магазина электроприборов — и мать Беатрис «Битти» Стоун, были частью небольшой, сплочённой еврейской общины. Первые шесть лет жизни Дилан провёл в Дулуте, после чего, из-за болезни отца (который подхватил полиомиелит), его семья переехала в Хиббинг — родной город матери музыканта, где они прожили до конца детства Роберта. С юных лет Дилан проявлял интерес к музыке, в ранние годы это выражалось в увлечении радио — сначала блюзом и кантри, со станций, которые транслировали сигнал из города Шривпорт, штат Луизиана, а позже, когда он был подростком — рок-н-роллом.

Дилан сформировал несколько любительских групп во время учёбы в средней школе Хиббинга. Так, один из его коллективов — The Golden Chords — исполнял кавер-версии песен Литл Ричарда и Элвиса Пресли. Однажды группа выступила на школьном конкурсе талантов, сыграв композицию «Rock and Roll Is Here to Stay» группы Danny & the Juniors, однако их исполнение было настолько громким, что директор был вынужден перерезать микрофон. 31 января 1959 года, за три дня до своей смерти, Бадди Холли выступил в Оружейной палате Дулута (англ.)русск.. Семнадцатилетний Циммерман был одним из тех, кто находился в зале; в своей Нобелевской речи Дилан вспомнил: «Он вдруг взглянул мне прямиком в глаза — и что-то передал . Я не знал, что. И у меня мурашки по коже побежали».

В 1959 году его выпускной альбом был озаглавлен «Роберт Циммерман: присоединиться к Литл Ричарду». В том же году, под псевдонимом Элстон Ганнн (англ. Elston Gunnn), он провёл две деловые встречи с певцом Бобби Ви, где демонстрировал свои музыкальные навыки игрой на фортепиано. В сентябре 1959 года Циммерман переехал в Миннеаполис и поступил в Миннесотский университет.

Его внимание к рок-н-роллу сменилось увлечением американской фолк-музыкой. В 1985 году он отмечал:

Дело в том, что рок-н-ролла для меня всё равно было бы недостаточно… В нём были отличные мелодии и пульсирующий ритм… но эти песни были несерьёзными, они не отражали реальную жизнь. Я знал, когда увлекся фолк-музыкой, что это была более серьёзная вещь. В этих песнях было больше отчаяния, больше грусти, больше торжества, больше веры в сверхъестественное, они были наполнены гораздо более глубокими чувствами.

Во время учёбы в университете Циммерман сблизился с еврейском общиной Sigma Alpha Mu (где проживал некоторое время), а также начал выступать в кафе «Ten O’Clock Scholar», которое находилось в нескольких кварталах от его кампуса. Кроме того, он стал одним из участников фолк-сцены Динкитауна (одного из районов Миннеаполиса).

Во этот период (приобщения к сообществу Динкитауна) Циммерман взял себе псевдоним «Боб Дилан». В своих мемуарах он отмечал, что остановился на менее распространённом варианте фамилии Диллон — которую рассматривал изначально — после того, как натолкнулся на сборник стихов Дилана Томаса. В интервью 2004 года, рассуждая о причине выбора псевдонима Дилан заметил: «Ты рождаешься, знаете, неправильные имена, неправильные родители. Я имею в виду, такое случается. Вы вольны называть себя так, как вы хотите. Это — свободная страна».

1960-е

Переезд в Нью-Йорк и первый контракт

Дилан бросил университет в конце первого учебного года (май 1960). В январе 1961 года он отправился в Нью-Йорк, чтобы отыграть там несколько шоу и посетить своего музыкального кумира Вуди Гатри, который, на тот момент, довольно продолжительное время находился в психиатрической клинике Грейстоун-Парк (англ.)русск., что было связано с обнаружением у него болезни Гентингтона. Гатри стал откровением для молодого Дилана и сильнейшим образом повлиял на его ранние выступления. Впоследствии описывая влияние Гатри, музыкант отмечал: «В звучал бесконечный простор всего человечества … был подлинным голосом американского духа. Я сказал себе, что стану величайшим учеником Гатри». Помимо посещения Гатри в больнице, Дилан подружился с протеже музыканта — Джеком Эллиоттом (англ.)русск., который адаптировал бо́льшую часть репертуара Гатри. Впоследствии Дилан отдал ему дань уважения в своих мемуарах «Chronicles: Volume One».

С февраля 1961 года Дилан выступал в клубах, расположенных вблизи Гринвич-Виллиджа, подружившись и набираясь опыта у местных фолк-исполнителей, в том числе Дэйва Ван Ронка, Фреда Нила (англ.)русск., Одетты Холмс, New Lost City Ramblers (англ.)русск., а также ирландской группы The Clancy Brothers and Tommy Makem. Критик The New York Times Роберт Шелтон (англ.)русск. впервые упомянул о Дилане в прессе, публикуя обзор двенадцатичасового музыкального капустника «Hootenanny», организованного Иззи Янгом (англ.)русск. 29 июля 1961 года на радиостанции WRVR: «Среди новых перспективных талантов, заслуживающих упоминания, 20-летний последователь Гатри по имени Боб Дилан, обладающий странным, захватывающим бормотанием и пронизанным кантри стилем». Это была первая радиопередача Дилана, проходившая в прямом эфире. В сентябре Шелтон продолжил освещать карьеру Дилана, написав крайне восторженное эссе под впечатлением от его выступления в «Gerde's Folk City» (англ.)русск.. В том же месяце Дилан принял участие в записи третьей пластинки фолк-певицы Каролин Хестер (англ.)русск., где сыграл на губной гармонике. Талантливый музыкант обратил на себя внимание продюсера альбома, Джона Хэммонда, который предложил Дилану подписать контракт с лейблом Columbia Records.

Первый альбом Боба Дилана, выпущенный 19 марта 1962 года, содержал элементы фолка и блюза. Он включал тринадцать композиций, однако только две из них были оригинальными. В рецензии журнала Billboard Дилана назвали «одним из самых интересных молодых исполнителей, появившихся в музыке поп-фолк за последние годы». Однако, продажи Bob Dylan в первый год составили всего около 5000 копий, что лишь немногим превысило вложенные в него средства. Некоторые представители лейбла за глаза называли певца «Ошибкой Хэммонда» и предлагали расторгнуть его контракт в одностороннем порядке, а также убрать его имя с обложки альбома, однако продюсер отстоял Дилана, заявив: «Только через мой труп!». В марте 1962 года Дилан принял участие в работе над пластинкой Three Kings and the Queen, где аккомпанировал Виктории Спайви (англ.)русск. и Биг Джо Уильямсу — исполнив бэк-вокал и партию гармоники. В период работы в Columbia Records Дилан пользовался псевдонимом Слепой Паренёк Грант (англ. Blind Boy Grunt), когда сотрудничал с фолк-журналом Broadside (англ.)русск. (который также функционировал как лейбл). Помимо этого, музыкант использовал псевдонимы: Боб Лэнди (англ. Bob Landy) для записи сборника The Blues Project, выпущенного Elektra Records (где выступил в качестве пианиста), а также Тедхэм Портерхаус (англ. Tedham Porterhouse) во время работы над одноимённой пластинкой (англ.)русск. Джека Эллиотта, где сыграл на губной гармонике.

В августе 1962 года Дилан принял два важных решения, повлиявших на его карьеру: он официально изменил своё имя на Роберт Дилан и подписал контракт с Альбертом Гроссманом (в июне 1961 года Дилан заключил соглашение с Роем Сильвером, в 1962 году Гроссман заплатил Сильверу 10 000 долларов, чтобы стать единоличным менеджером музыканта). Гроссман оставался менеджером Дилана до 1970 года, он был известен своим конфронтационным характером, а также преданностью и опекой своего подопечного. По словам Дилана: «Отчасти, он был похож на типаж полковника Тома Паркера… вы могли буквально кожей почувствовать его приближение». Напряжённые отношения между Гроссманом и Джоном Хэммондом привели к тому, что перед записью второго альбома последний был заменён на молодого афроамериканского джазового продюсера, Тома Уилсона.

В тот же период Дилан совершил свой первый визит в Великобританию, где пробыл с декабря 1962 по январь 1963 года. Он был приглашён режиссёром Филипом Сэвиллом (англ.)русск., чтобы принять участие в телеспектакле «Сумасшедший дом на Касл-Стрит» (англ.)русск., который снимался Сэвиллом для BBC Television (англ.)русск.. В конце спектакля Дилан исполнил «Blowin 'in the Wind» — это было одно из первых публичных выступлений музыканта. Однако в 1968 году мастер-лента спектакля была стёрта (англ.)русск. персоналом BBC, предположительно для перезаписи (что было распространённой практикой в те годы). Во время пребывания в Лондоне Дилан выступил в нескольких местных фолк-клубах, включая «The Troubadour» (англ.)русск., «Les Cousins» (англ.)русск. и «Bunjies» (англ.)русск.. Кроме того, он ознакомился с материалом британских фолк-исполнителей, включая Мартина Карти (англ.)русск..

К моменту выхода своего второго альбома The Freewheelin' Bob Dylan (май 1963) Дилан начал делать себе имя не только как певец, но и как автор-исполнитель. Многие композиции этой пластинки затрагивали протестные темы, частично они были вдохновлены творчеством Вуди Гатри, также на них повлияла любовь Пита Сигера (ещё одного кумира Дилана) к актуальным проблемам. К примеру, песня «Oxford Town» базировалась на скандале вокруг Джеймса Мередита — первого чернокожего студента, который попытался поступить в Миссисипский университет, и связанных с этим инцидентом событиях.

Мелодия заглавной композиции, «Blowin' in the Wind», частично была основана на старом негритянском спиричуэлсе «No More Auction Block», в свою очередь её текст ставил под сомнение социальный и политический статус-кво современного американского бытия. Песня стала чрезвычайно популярной среди других артистов, так, кавер-версия, записанная группой Peter, Paul and Mary, добралась до 2-го места чарта Billboard Hot 100. Ещё одна композиция пластинки — «The Hard Rain’s a-Gonna Fall» (англ.)русск. — базировалась на народной балладе «Lord Randall». Текст песни содержал завуалированные отсылки к грядущему апокалипсису, что получило дополнительный резонанс из-за Карибского кризиса, развернувшегося через несколько недель после того, как Дилан представил её публике. Как и «Blowin' in the Wind», «A Hard Rain’s a-Gonna Fall» ознаменовала новое направление в сочинении песен, сочетая в себе поток сознания и имажизм с традиционной фолковой формой. По словам певицы Сюзанн Веги: «Для него это было удивительное время — он смог передать в песнях все эти влияния . В этом альбоме чувствуется дух времени. Возможно это самый важный альбом Дилана. Он определил всё его последующее творчество».

Злободневные песни Дилана укрепили его раннюю репутацию, он стал восприниматься как не́что большее, чем просто автор песен. Публицистка Джанет Маслин (англ.)русск. писала о The Freewheelin’': «Это были песни, которые сделали голосом его поколения — тем, кто подразумевал, насколько обеспокоены молодые американцы темами ядерного разоружения и растущего движения за гражданские права: сочетание морального авторитета и инакомыслия было, пожалуй, наиболее актуальным из его атрибутов». Помимо этого, пластинка содержала песни о любви и сюрреалистичный блюз, исполняемый в манере монолога. Другими важными чертами характера Дилана были юмор, а также диапазон тем и оригинальная подача материала, которые произвели глубокое впечатление на аудиторию, включая The Beatles. По словам Джорджа Харрисона: «Мы заслушали буквально до дыр. Содержание текстов песен и его мировоззрение — были невероятно оригинальными и удивительными».

Острая тематика песен Дилана отпугивала некоторую часть аудитории, однако, привлекала другую. Джойс Кэрол Оутс писала: «Когда мы впервые услышали этот сырой, очень молодой и, казалось бы, необработанный голос, нарочито гнусавый, как будто запела наждачная бумага, эффект был драматичным и электризующим». Многие ранние песни Дилана доходили до общественности через более мелодичные версии других исполнителей, таких как Джоан Баез, которая стала сторонником Дилана, а также его возлюбленной. Баэз оказывала воздействие, чтобы расширить известность Дилана, записав несколько его ранних песен и приглашая музыканта на сцену во время своих концертов. «Понадобилось не так много времени, чтобы люди поняли, что он был чертовски особенным», — говорила Баэз.

В числе других исполнителей 1960-х, записавших песни Дилана, которые стали хитами, были: The Byrds, Sonny & Cher, The Hollies, Peter, Paul and Mary, The Association, Manfred Mann и The Turtles. Большинство из них интерпретировали материал в более ритмичных и мелодичных аранжировках, ближе к поп-музыке, в то время как Дилан и Баэз исполняли его, в основном, в виде лаконичных фолк-песен. В итоге кавер-версии стали настолько вездесущими, что руководство CBS начало продвигать музыканта под слоганом: «Никто не поёт Дилана, как сам Дилан».

Песня «Mixed-Up Confusion», записанная во время сессий The Freewheelin’ с приглашёнными музыкантами, была выпущена в качестве сингла, однако, вскоре весь его тираж был отозван. Это было связано с тем, что в отличие от большинства композиций альбома, представляющих собой сольное исполнение под гитару, звучание сингла продемонстрировало готовность Дилана экспериментировать с другими жанрами, в частности — рокабилли. Впоследствии, Кэмерон Кроу описал его как «захватывающий взгляд на фолк-музыканта, разум которого бредёт по направлению к Элвису и Sun Records».

Протест и Another Side

В мае 1963 года Дилан резко повысил свой политический статус, после того, как принял решения не выступать на «Шоу Эда Салливана». Это было связано с тем, что во время репетиции музыканта один из редакторов телеканала CBS подошёл к нему и сказал, что содержание песни «Talkin 'John Birch Paranoid Blues» (англ.)русск. может быть воспринято членами «Общества Джона Бёрча», как потенциальная клевета, тем самым намекая отказаться от её исполнения. Вместо того, чтобы подчиниться цензуре, Дилан отказался выходить на сцену.

К этому времени Дилан и Баэз были видными представителями движения за гражданские права, 28 августа 1963 года они выступили дуэтом во время Марша на Вашингтон. Третий альбом Дилана, The Times They Are a-Changin’, отражал более политизированную и циничную сторону музыканта. Большинство песен было посвящено актуальным событиям: «Only a Pawn in Their Game» — убийству Медгара Эверса (активиста движения за права чернокожих); а «The Lonesome Death of Hattie Carroll» (написанная под влиянием творчества Бертольта Брехта и Курта Вайля) — смерти чернокожей барменши Хэтти Кэрролл, от руки молодого белого аристократа Уильяма Зантзингера. В свою очередь, композиции «Ballad of Hollis Brown» и «North Country Blues» затрагивали тему отчаяния, вызванного развалом фермерских и горнодобывающих сообществ. Помимо политизированного материала, пластинка содержала две песни о любви — «Boots of Spanish Leather» и «One Too Many Mornings». В 1969 году, во время сессий альбома Nashville Skyline, Дилан и Джонни Кэш записали «One Too Many Mornings» дуэтом, однако, она так и не была выпущена.

К концу 1963 года Дилан начал чувствовать себя ведомым и скованным протестным- и фолк-движениями. Принимая «Награду Томаса Пейна» от Национального комитета по гражданским свободам (англ.)русск., вскоре после убийства Джона Кеннеди, пьяный Дилан поставил под сомнение значение комитета, охарактеризовав его членов как старых и лысеющих, и утверждая, что видит что-то своё, а также каждого человека, в убийце Кеннеди, Ли Харви Освальде.

Альбом Another Side of Bob Dylan, записанный в июне 1964 года за один вечер, имел более лёгкое настроение. Дилан вновь продемонстрировал свои юмористические качества в песнях «I Shall Be Free No. 10» и «Motorpsycho Nightmare». В свою очередь, «Spanish Harlem Incident» и «To Ramona» представляли собой страстные любовные баллады, а композиции «Black Crow Blues» и «I Don’t Believe You (She Acts Like We Never Have Met)» были своеобразными аллюзиями на то, что скоро в музыке Дилана будет доминировать рок-н-ролл. Кажущаяся, на первый взгляд, песней об отвергнутой любви — «It Ain’t Me Babe», была интерпретирована как завуалированный отказ автора от навязываемой ему роли политического оратора. Новое творческое направление Дилана было отражено в двух длинных композициях: импрессионистической «Chimes of Freedom», в которой социальные комментарии (англ.)русск. переплетались с плотным метафорическим пейзажем, в стиле, описанным Алленом Гинзбергом «цепочками мелькающих образов» и «My Back Pages», в которой музыкант обрушивался на топорную и злорадную серьёзность своих ранних произведений и, отчасти, предсказывал негативную реакцию, которая последовала со стороны его бывших единомышленников, после того, как музыкант выбрал новое творческое направление. Коммерческий результат пластинки оказался хуже двух предыдущих — она добралась лишь до 43-го места в чарте Billboard, к тому же, многие поклонники музыканта были разочарованы явным отказом от протестной темы. По словам Пола Вольфа из журнала Broadside (англ.)русск.: «Новые песни Дилана удивили всех, — большинство было разочаровано, некоторые посчитали эти песни отвратительными, и почти все не могли понять, что случилось с Диланом. Казалось, что певец, творчество которого раньше было полным энергии и поднимающим важные темы, теперь пишет непонятные безобидные песни».

В течение второй половины 1964 и в 1965 году Дилан трансформировался из фолк-музыканта в поп-звезду. Его джинсы и фланелевую рубашку сменил гардероб в стиле Карнаби-стрит, заострённые ботинки «как у The Beatles» (англ.)русск. и солнцезащитные очки, которые он не снимал ни днём ни ночью. Лондонская пресса так описывала Дилана: «Волосы, которые могут искривить расчёску. Кричащая рубашка, которая способна затмить неоновые огни Лестер-сквер. Он выглядит как истощённый какаду». В этот же период Дилан начал вступать в полемику с интервьюерами. Так, во время участия в ток-шоу Леса Крейна (англ.)русск. он резко ответил на вопрос ведущего о запланированном им кинопроекте, заявив, что это будет ковбойский фильм ужасов. После уточнения, будет ли он играть ковбоя, Дилан парировал: «Нет, я буду играть свою мать».

Личная жизнь

Романтические отношения

Сьюз Ротоло

Дилана связывали первые длительные романтические отношения с художницей Сьюз Ротоло (англ.)русск., дочерью радикалов американской коммунистической партии. По словам музыканта: «С самого начала я не мог оторвать от неё глаз. Никого эротичнее я в жизни не видал. Светлокожая, золотоволосая, полнокровная итальянка. Воздух вдруг наполнился банановой листвой. Мы разговорились, и голова у меня пошла кругом». Ротоло сфотографирована с Диланом на обложке его альбома The Freewheelin' Bob Dylan, где они идут рука об руку. Музыкальные критики связали Ротоло с некоторыми из ранних любовных песен музыканта, в том числе с «Don’t Think Twice, It’s All Right». Их отношения закончились в 1964 году. В 2008 году Ротоло опубликовала мемуары о своей жизни в Гринвич-Виллидже и отношениях с Диланом в 1960-х, «A Freewheelin' Time».

Джоан Баэз

К моменту когда Джоан Баэз впервые встретилась с Диланом, в апреле 1961 года, она уже выпустила свой первый студийный альбом и получила прозвище «королевы фолка». Услышав как Дилан исполняет песню «With God on Our Side», певица вспоминала: «Я никогда не думала, что эта маленькая жаба может создать что-то настолько сильное». В июле 1963 года Баэз пригласила Дилана присоединиться к ней на сцене Ньюпортского фолк-фестиваля (англ.)русск., после чего они также выступили на нём дуэтом два следующих года. Однако, к началу американского турне Дилана 1965 года, их романтическая связь начала угасать, что показано в документальном фильме «Не смотри назад» (англ.)русск.. Впоследствии Баэз гастролировала с Диланом во время его турне Rolling Thunder Revue (1975—76 годы) как сольная исполнительница, четыре песни спетые ими дуэтом фигурируют на концертном альбоме The Bootleg Series Vol. 5: Bob Dylan Live 1975, The Rolling Thunder Revue. В мае 1976 года Баэз участвовала с Диланом в съёмках телепередачи Hard Rain, проходившими в городе Форт-Коллинс, штат Колорадо. Также, Баэз сыграла роль «женщины в белом» в фильме «Ренальдо и Клара» (англ.)русск. (1978), снятого Диланом во время Rolling Thunder Revue. Помимо этого, Дилан и Баэз провели совместные гастроли в 1984 году, вместе с Карлосом Сантаной.

Баэс вспоминала о своём романе с Диланом в документальном фильме Мартина Скорсезе «Нет пути назад: Боб Дилан». Также, она рассказывала о Дилане в двух своих автобиографиях — восхищенно в «Daybreak» (1968) и более критично в «And A Voice to Sing With» (1987). Отношение Баэз с Диланом легли в основу песни певицы «Diamonds & Rust», которая была описана как «язвительный портрет» Дилана.

Сара Дилан

22 ноября 1965 года Дилан женился на Саре Лоундс (англ.)русск., которая работала в качестве модели и секретаря кинокомпании Drew Associates. Их первый ребёнок, Байрон Джесси Дилан (англ.)русск., родился 6 января 1966, помимо него у пары было ещё трое детей: Анна Лиа (родилась 11 июля 1967), Самуэль Исаак Абрам (родилась 30 июля 1968) и Джейкоб Люк (родился 9 декабря 1969). Также, Дилан удочерил дочь Сары от предыдущего брака, Мария Лоундс (позже взяла фамилию отчима Дилан, родилась 21 октября 1961 года). Сара Дилан сыграла роль Клары в фильме Дилана «Ренальдо и Клара». Пара развелась 29 июня 1977 года.

В 1988 году Мария Дилан вышла замуж за музыканта Питера Химмельмана (англ.)русск.. В 1990-х годах Джейкоб стал известным музыкантом, вокалистом группы Wallflowers; Джесси — кинорежиссёр и успешный бизнесмен.

Кэролин Деннис

4 июня 1986 года Дилан женился на своей бэк-вокалистке Кэролин Деннис (также известной как Кэрол Деннис). 31 января 1986 года у них родилась дочь Дезайри Гэбриэль Деннис-Дилан. Пара развелась в октябре 1992 года, их брак и ребёнок оставался в строжайшем секрете до публикации биографии Говарда Соунса (англ.)русск. «Down the Highway: The Life of Bob Dylan» (2001).

Место проживания

Основную часть времени музыкант проводит в доме на мысе Пойнт Дам (англ.)русск., расположенном в городе Малибу, штат Калифорния, тем не менее, он также владеет недвижимостью в других странах.

Религиозные взгляды

Во время детства в Хиббинге, Дилан и его семья были частью небольшой, но сплочённой еврейской общины — в мае 1954 года он проходил обряд бар-мицвы. Примерно в период своего 30-летия, в 1971 году, музыкант посетил Израиль, где встретился с раввином Меиром Кахане, основателем базирующейся в Нью-Йорке ультранационалистической организации «Лига защиты евреев». Журнал Time публиковал его слова о Кахане: «Он очень искренний парень. Он действительно объединил всех вместе». Однако в последующих интервью Дилан преуменьшал степень своего контакта с Каханом.

В конце 1970-х Дилан обратился к евангельскому христианству. В ноябре 1978 года под руководством своей подруги Мэри Элис Артес (англ. Mary Alice Artes) Дилан связался с Ассоциацией церквей «Виноградник» (англ.)русск.. Пастор церкви Кенн Гулликсен (англ. Kenn Gulliksen) вспоминал: «Ларри Майерс и пол Эмонд пришли в дом Боба и совершили обряд богослужения. После этого он обратился к ним: „Да, он действительно хотел обрести Христа“. В тот день он молился и принял Господа». C января по март 1979 года музыкант прошёл трёхмесячный курс паломничества — он посещал занятия по изучению Библии в церкви «Виноградник», расположенной недалеко от Лос-Анджелеса (англ.)русск..

К 1984 году Дилан дистанцировался от религиозного движения «Рождение свыше». Позднее он коснулся этой темы в интервью Курту Лодеру (англ.)русск. из Rolling Stone: «Я никогда не говорил, что „рождён свыше“. Это просто медийный термин. И я не считаю, что был агностиком. Я всегда думал, что есть какая-то превосходящая сила, что это не реальный мир, и существует загробное царство». В ответ на вопрос Лодера, приписывает ли он себя к какой-либо церкви или синагоге, Дилан усмехнулся: «На самом деле нет. Эмм, к Церкви Отравленного Разума (англ.)русск.». В 1997 году музыкант рассказал своё видение религии Давиду Гейтсу из Newsweek:

« Дело вот в чем, что касается меня и религии. Это абсолютная истина: я нахожу религиозность и философию в музыке. Я не нахожу их больше нигде. Песни вроде „Let Me Rest on a Peaceful Mountain“ или „I Saw the Light“ (англ.)русск. — вот моя религия. Я не приверженец раввинов, проповедников, евангелистов, всего этого. Я узнал больше из песен, нежели от любого из представителей этого сословия. Песни — это мой лексикон. Я верю песням. »

28 сентября 1997 года в интервью опубликованном в The New York Times, журналист Джон Парелес сообщил: «Дилан сказал, что теперь он не поддерживает ни одну существующую религию».

Дилан поддерживал движение Хабад-Любавич и соблюдал еврейские религиозные мероприятия, включая бар-мицву у его сыновей и посещение Хадар-Хатуры, иешивы Хабад-Любавича. В сентябре 1989 года и сентябре 1991 года музыкант участвовал в Хабадском телемарафоне. В 2007 году, во время празднования Йом-Киппура он посетил общину «Бет Тефилла» Congregation Beth Tefillah (англ.)русск., в Атланте, где был приглашён прочитать главу из Торы шестым по счету.

По прошествии времени, Дилан продолжал исполнять материал со своих «христианских альбомов», иногда перепевая на концертах традиционные религиозные песни. Также, он неоднократно упоминал о своих религиозных взглядах в интервью, например во время беседы с Эдом Брэдли на шоу «60 минут», музыкант заявил: «Единственный человек, перед которым вы должны дважды подумать о лжи — это либо вы сами, либо Бог». Он также объяснил свои непрекращающиеся гастроли сделкой, которую он заключил давным-давно с «главным командиром — на этой Земле, в мире, который нам не ве́дом».

В 2009 году, во время интервью с Биллом Фланаганом посвященному альбому Christmas in the Heart, журналист назвал его исполнение песни «O Little Town of Bethlehem» «героическим», подчеркнув, что музыкант «смог передать песню, как истинный верующий». Дилан ответил: «Ну, я и есть истинно верующий».

Наследие

Признание и влияние

Дилан широко признан как одна из самых влиятельных фигур XX века, как в музыкальном, так и в культурном плане. Он был включён в список «Time 100: Герои и кумиры XX века», где его называли «выдающимся поэтом, едким социальным критиком и бесстрашным, путеводным духом контркультурного поколения». В 2008 году музыкант получил особое упоминание (англ.)русск. от жюри «Пулитцеровской премии», «за глубокое влияние на популярную музыку и американскую культуру, отмеченное лирическими композициями необычайной поэтической силы». Во время вручения «Президентской медали свободы» Барак Обама так охарактеризовал Дилана: «Это крупнейшая фигура в истории американской музыки». В течение 20 лет шведская Академия лоббировала Нобелевский комитет, с целью присуждения музыканту Нобелевской премии по литературе, которая была присуждена ему в 2016 году, сделав Дилана первым музыкантом, который был отмечен подобной награды. Гораций Энгдаль (англ.)русск., член Нобелевского Комитета, так описал место Дилана в литературной истории:

…певец, достойный места рядом с греческими бардами, рядом с Овидием, рядом с визионерами романтизма, рядом с королями и королевами блюза, рядом с забытыми мастерами выдающихся песенных стандартов (англ.)русск..

Журнал Rolling Stone присудил Дилану 1-е место в своём списке «100 величайших авторов песен всех времён», а также назвал его композицию «Like a Rolling Stone» «Величайшей песней всех времён», в аналогичном рейтинге 2011 года. В свою очередь, музыкальный журнал Blender поставил Дилана на 1-е место списка «50 рок-гениев». В 1998 году журнал Time включил Дилана в список «100 наиболее влиятельных людей XX века». В 2010 году журнал Rolling Stone присудил Дилану 7-е место в рейтинге «100 лучших голосов в истории». В список того же издания «500 величайших альбомов всех времён» были включены 11 пластинок Дилана, что является рекордом среди музыкальных исполнителей, в аналогичном рейтинге песен певец занял 3-е место. По состоянию на 2017 год общее количество проданных альбомов музыканта превышает 120 миллионов копий по всему миру.

Первоначально оттачивая свой авторский стиль на песнях Вуди Гатри, блюзе Роберта Джонсона, и тем, что он назвал «архитектурными формами» композиций Хэнка Уильямса, Дилан добавлял всё более изысканные лирические приёмы к, исполняемой им, фолк-музыке начала 1960-х, придавая ей «интеллектуальность классической литературы и поэзии». По мнению Пола Саймона, ранние композиции Дилана фактически стали олицетворять фолк-жанр: «Ранние песни Дилана были очень влиятельными… с сильными мелодиями. „Blowin' in the Wind“ имеет по-настоящему сильную мелодию. Он стал настолько заметной фигурой в фолк-музыке, что на некоторое время поглотил её. Какое-то время он определял этот жанр».

Когда Дилан перешел от акустической музыки и блюза к «электрическому» року, его творчество стало более сложным. Для многих критиков величайшим достижением музыканта был культурный синтез, проиллюстрированный трилогией альбомов середины — Bringing It All Back Home, Highway 61 Revisited и Blonde on Blonde. По словам Майка Маркьюза (англ.)русск.:

« Между концом 1964 и серединой 1966 года Дилан создал уникальное собрание произведений. Опираясь на фолк, блюз, кантри, ритм-энд-блюз, рок-н-ролл, госпел, британский бит, символизм, модернизм и бит-поэзию, сюрреализм и дадаизм, а также фразы из рекламы и социальные комментарии, Феллини и журнала „Mad“, он выработал связный и самобытный творческий почерк и видение. Красота этих альбомов сохраняет силу шокировать и утешать. »

Тексты Дилана стали предметом тщательно изучения учеными и поэтами ещё в 1998 году, когда Стэнфордский университет выступил спонсором первой международной научной конференции посвящённой творчеству музыканта. В 2004 году Ричард Ф. Томас, профессор классической литературы Гарвардского университета, организовал, первый в своём роде, семинар под названием «Дилан», который был посвящён «обсуждению музыканта не только в контексте поп-культуры последних пятидесяти лет, но и в рамках традиции классических поэтов, таких как Вергилий и Гомер». В свою очередь, в 2009 году Уильям Арктандер О’Брайен, литературовед и профессор немецкой и сравнительной литературы Калифорнийского университета в Сан-Диего, увековечил вклад Дилана в мировую литературу, создав полный академический курс посвященный музыканту, в ходе которого анализировалось «историческое, политическое, экономическое, эстетическое и культурное значение творчества Дилана».

В 2004 году литературный критик Кристофер Рикс (англ.)русск. опубликовал книгу «Dylan’s Visions of Sin» (англ.)русск. — 500-страничный анализ творчества музыканта. По словам автора: «Я бы не взялся за книгу о Дилане, которая будет стоять рядом с моими работами о Мильтоне и Китсе, Теннисоне и Т. С. Элиоте, если бы не считал Дилана гением языка». В 2007 году бывший британский поэт-лауреат Эндрю Мошен (англ.)русск. предложил, ввести тексты музыканта в школьную программу. Эксперты «Британской энциклопедии» выражали консенсус, что литературный стиль Дилана является его выдающимся творческим достижением, о чём отмечалось в соответствующей формулировке: «Провозглашённый Шекспиром своего поколения, Дилан… установил стандарт для написания текстов».

Также, внимание критиков было обращено к голосу Дилана. Обозреватель The New York Times Роберт Шелтон описал ранний вокальный стиль музыканта, как «ржавый голос, напоминающий старые выступления Вуди Гатри, высеченный в гравии, как Дэйв Ван Ронк». В свою очередь, Дэвид Боуи, сочинивший оммаж музыканту под названием «Song for Bob Dylan», назвал голос Дилана «подобным песку и клею». Тем не менее, музыкант продолжил совершенствовать свой вокал, когда начал работать с рок-н-ролльной группой; так, критик Майкл Грей описал голос Дилана в песне «Like a Rolling Stone», как «юный и в то же время язвительно циничный». По мнению критиков, с годами голос музыканта стал более выразительным, о чём неоднократно отмечалось в рецензиях к его работам в 1980-х. Кристоф Леболд из журнала Oral Tradition (англ.)русск. писал: «Более поздний, сломанный голос Дилана позволяет ему преподнести своё мировоззрение с помощью звуковой плоскости песен — этот голос проносит нас через пейзаж разбитого, падшего мира. Анатомия разбитого мира в „Everything is Broken“ (альбом Oh Mercy) — это лишь пример того, как тематическая проблематика песни основывается на конкретной звуковой реальности».

Творчество Дилана имеет корневое влияние на многие музыкальные жанры. По словам журналистки издания USA Today Эдны Гундерсен: «Музыкальная ДНК Дилана присутствует почти в каждой спирали поп-музыки, начиная с 1962 года». Панк-музыкант Джо Страммер хвалил Дилана за то, что он «заложил шаблон для лирики, звучания, серьёзности, духовности и глубины рок-музыки». Среди других известных музыкантов, которые отмечали важность творчества Дилана были: Джонни Кэш, Джерри Гарсия, Джон Леннон, Пол Маккартни, Пит Таунсенд, Нил Янг, Брюс Спрингстин, Дэвид Боуи, Брайан Ферри, Ник Кейв, Патти Смит, Сид Барретт, Джони Митчелл, Том Уэйтс и Леонард Коэн. Помимо этого, Дилан внёс значительный вклад в первоначальный успех The Byrds и The Band: первые добились популярности благодаря кавер-версии его песни «Mr. Tambourine Man» и одноимённого альбома, вторые — гастролировали с музыкантом во время его турне 1966 года в качестве концертной группы, а также участвовали вместе с ним в сессиях The Basement Tapes (англ.)русск.. Кроме того, Дилан был автором 1-й и соавтором 2-х песен на их дебютном диске Music from Big Pink. Многие известные музыканты в открытую копировали мелодии песен Дилана, так Джордж Харрисон заимствовал последовательность аккордов композиции «Sad Eyed Lady of the Lowlands» для песни «Long, Long, Long».

Некоторые критики выражали несогласие с позиционированием Дилана как провидца в поп-музыке. В своей книге «Awopbopaloobop Alopbamboom» британский журналист Ник Кон (англ.)русск. заявил: «Я не воспринимаю мировоззрение Дилана с позиции провидца или подросткового мессии, как и всё остальное, за что его боготворили. На мой взгляд, это посредственный талант с большим даром саморекламы». В свою очередь, австралийский критик Джек Маркс (англ.)русск. приписал Дилану изменение образа рок-звезды: «Нельзя оспорить то, что Дилан изобрёл высокомерное, квази-интеллектуальное позёрство, которое с тех пор стало доминирующим стилем в рок-музыке, все — от Мика Джаггера до Эминема тренируются по методичке Дилана». Также, музыкант подвергался критике со стороны своих коллег. В интервью 2010 года Джони Митчелл назвала Дилана «плагиатором», а его голос «подделкой», несмотря на обоюдное сотрудничество в прошлом, в частности совместные гастроли и записи кавер-версий. Высказывание Митчелл привело к полемике об использовании Диланом материала других музыкантов, ряд критиков поддержал её точку зрения, однако многие высказались против. В 2012 году, во время интервью Микалу Гилмору (англ.)русск. из Rolling Stone, Дилан ответил на обвинения в плагиате, в том числе коснувшись темы использования стихов поэта Генри Тимрода (англ.)русск. на альбоме Modern Times, отметив что это «часть традиции». Во время интервью критику Джону Бриму, на его вопрос, что пассажи песни «Dark Eyes» (альбом Empire Burlesque), «частично взяты из фильмов Хамфри Богарта, а частично из диалогов сериала „Star Trek“», певец Алекс Лубет ответил: «В других местах альбома также просматривается связь с кинематографом . В определённом смысле этот альбом начинает волну „Диланологии“, когда люди начинают исследовать его песни с целью обнаружить заимствования». В свою очередь критик Дон Маклиз заявил: «Дилан всегда был сорокой. Я не знаю откуда взята эта мелодия, но я уверен, что не он её написал». Также, критике неоднократно подвергался вокал артиста, так редакция The Telegraph поставила его на первое место в своём списке «10 великих певцов, которые не умеют петь».

Если деятельность Дилана в 1960-х рассматривалась как привнесение интеллектуальных амбиций в поп-музыку, то в XXI веке критики характеризовали музыканта как фигуру, которая значительно расширила фолк-культуру в целом, жанр который являлся для него отправной точкой. В 2007 году американский кинокритик The Village Voice Джим Хоберман назвал байопик «Меня там нет», посвящённый жизни музыканта, лучшим фильмом года, отметив:

Если бы Элвис не родился, то кто-то другой, несомненно, открыл бы миру рок-н-ролл. Однако такая логика не применима к Бобу Дилану. Ни один железный закон истории не предполагал, что потенциальный Элвис из Хиббинга, штат Миннесота, может отколоться от фолк-движения Гринвич-Виллиджа, чтобы стать первым и величайшим рок-н-ролльным битником-бардом, а затем — добившись безмерной славы и обожания — растворится в фолк-традиции, созданной им самим.

После того, как Дилан был удостоен Нобелевской премии по литературе, газета The New York Times выпустила материал, в котором анализировала это решение: «Выбирая популярного музыканта для высшей награды литературного мира, шведская Академия, которая присуждает премию, радикально пересмотрела границы литературы, дав старт дискуссии о том, имеют ли тексты песен такую же художественную ценность, как поэзия или романы». Полемику поддержали писатели, мнения которых варьировались от сарказма — Ирвина Уэлш назвал это решение «непродуманной ностальгической наградой, вырванной из прогорклых простат дряхлых, мерзких хиппи», до энтузиазма — Салман Рушди парировал: «От Орфея до Фаиза, песня и поэзия были тесно связаны. Дилан — блестящий наследник бардской традиции. Хороший выбор». Мнения представителей российской культуры были в целом на стороне Дилана, так лидер группы «Машина времени» Андрей Макаревич заявил, что эту награду стоило присудить Дилану гораздо раньше: «Он принёс поэзию в рок-культуру, объяснив человечеству, что рок-музыка и песни под гитару — это не только про любовь мальчика к девочке, а вообще про то, что происходит в мире. Джон Леннон не был бы Джоном Ленноном, если бы не познакомился с Бобом Диланом». В свою очередь поэт Лев Рубинштейн назвал неожиданным решение Нобелевского комитета: «Решение жутко неожиданное, очень экстравагантное. Поскольку я очень люблю Боба Дилана, то я очень радуюсь». Тем не менее, музыкант Юрий Лоза, известный своими скандальными высказываниями, заявил, что Дилан не заслужил Нобелевской премии: «Нет там у него никаких стихов! Их знать никто не знает и никто не слышал! Его стихи никогда не переводили. И песни его ни один оркестр в мире не играл, и композитором он никогда не считался! Боб Дилан — это обычный бард, каких в любой стране навалом».

Архивы и трибьюты

Архив Дилана, включающий записные книжки, черновики песен, бизнес-контракты, записи и фильмы, хранится в Helmerich Center for American Research музея Gilcrease Museum (англ.)русск. в Талсе, штат Оклахома, в котором также представлена экспозиция рукописей Вуди Гатри. Помимо этого, фонд George Kaiser Family Foundation (англ.)русск. объявил конкурс на архитектурный дизайн для центра, посвящённого Бобу Дилану, в одном из районов Талсы — Arts District.

В 2005 году улица 7th Avenue East в Хиббинге, на которой Дилан жил в период с 6 до 18 лет, была переименована в честь музыканта — Bob Dylan Drive. На одной из улиц города встроена звезда с именем Дилана, в стиле «Аллеи славы», также на ней написана буква «Z» — в честь ресторана «Zimmy», недалеко от которого она расположена, считавшегося неофициальным музеем музыканта. В 2006 году в городе Дулут, где родился Дилан, был открыт туристический маршрут «Bob Dylan Way» — 1,8-мильный маршрут проходит по «культурным и исторически значимым районам центра города».

В 2015 году состоялась презентация массивной настенной росписи с изображением Боба Дилана в центре Миннеаполиса, где Дилан учился в университете. Роспись была создана бразильским уличным художником Эдуардо Коброй (англ.)русск. и подписана названием одной из композиций музыканта — «The Times They Are a-Changin’».

Награды

На протяжении всей своей карьеры Дилан был удостоен множества престижных наград, включая Нобелевскую премию по литературе, двенадцать премий «Грэмми», один «Оскар» и один «Золотой глобус». Помимо этого, он был включён в Зал славы рок-н-ролла, Зал славы авторов песен и Зал славы авторов песен Нэшвилла (англ.)русск..

В январе 1990 года Дилан был награждён Орденом Искусств и литературы. В мае 2000 года музыкант получил приз «Polar Music Prize», который вручал Король Швеции Карл XVI. В июне 2007 года он стал лауреатом Премии принцессы Астурийской в категории «Искусство». В 2008 году музыкант получил специальный приз (англ.)русск. Пулитцеровской премии. В мае 2012 года ему была вручена Президентская медаль Свободы. В феврале 2015 года Национальная академия искусства и науки звукозаписи объявила Дилана «Человеком года» в знак признания его «филантропского и художественного вклада в общество». В ноябре 2013 года музыкант получил Орден Почётного легиона от министра образования Франции Орели Филиппетти. Помимо этого Дилан является лауреатом награды имени Томаса Пейна, медали центра имени Джона Кеннеди (англ.)русск., приза имени Дороти и Лиллиан Гиш (англ.)русск., а также «Почётным доктором музыки» Пристонского и Сент-Эндрюсского университетов.

Нобелевская премия по литературе

Боб Дилан неоднократно был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. 13 октября 2016 года Нобелевский комитет объявил, что Дилан стал лауреатом награды «за создание новых поэтических выражений в великой американской песенной традиции». В материале об этом событии газета The New York Times отметила: «Г-н Дилан, 75 лет, является первым музыкантом, получившим награду, и решение о его награждении, возможно, является самым радикальным решением в истории , восходящей к 1901 году».

До этого события единственным человеком в истории, удостоенным и «Оскара», и Нобелевской премии, был Джордж Бернард Шоу. Дилан присоединился к нему в 2016-м, став вторым.

21 октября член шведской Академии, писатель Пер Вестберг (англ.)русск., назвал Дилана «грубым и высокомерным» за игнорирование попыток Нобелевского Комитета связаться с ним. В свою очередь, постоянный секретарь Академии Сара Даниус заявила: «Шведская Академия никогда не комментировала решения лауреата в подобном контексте, и не будет делать этого впредь». Она подчеркнула, что мнение Вестберга — частное, и не должно рассматриваться как официальное заявление академии. После двух недель спекуляций в прессе Дилан прервал молчание, заявив в интервью Эдне Гундерсен (англ.)русск., что получение награды было: «Удивительно, невероятно. Кто-нибудь мечтает о чём-то подобном?».

17 ноября шведская Академия объявила, что Дилан не поедет в Стокгольм на церемонию вручения награды из-за «уже имеющихся обязательств». 10 декабря 2016 года на Нобелевском банкете в Стокгольме от имени Дилана выступила посол США в Швеции Азита Раджи (англ.)русск.. В торжественной речи говорилось: «С самого детства я читал и впитывал сочинения тех, кто был прежде признан достойным этой регалии: Киплинга, Шоу, Томаса Манна, Перл Бак, Альбера Камю, Хемингуэя. Эти гиганты литературы, чьи книги теперь изучают в школах, хранят в библиотеках по всему миру и обсуждают с благоговением, всегда производили на меня глубокое впечатление. То, что теперь мое имя будет с ними в одном списке, по-настоящему неописуемо». Вместо Дилана Нобелевскую премию приняла певица Патти Смит, «невообразимо» исполнив его песни «A Hard Rain’s a-Gonna Fall» в сопровождении оркестра.

2 апреля 2017 года секретарь Академии Даниус выступила с заявлением: «Сегодня шведская Академия встретилась с Бобом Диланом на частной церемонии в Стокгольме, в ходе которой Дилан получил золотую медаль и диплом. Присутствовали двенадцать членов Академии. Настроение было отличным. Было шампанское. Довольно много времени было потрачено на то, чтобы внимательно рассмотреть золотую медаль, в частности её обратную сторону, образ молодого человека, сидящего под Лавровым деревом, который слушает Музу. Надпись под изображением, взятая из „Эниды“ Виргилия, гласит: „Inventas vitam iuvat excoluisse per artes“ — „Счастье, когда подвиги творца жизнь человека облагораживают“».

5 июня 2017 года Нобелевская лекция Дилана была размещена на сайте Нобелевской премии. Согласно регламенту Академии, чтобы получить денежную премию, 8 миллионов шведских крон (900 000 долларов США), лауреат «должен выступить с лекцией в течение шести месяцев после официальной церемонии, которая предусматривала крайний срок для г-на Дилана — 10 июня». Впоследствии Академия прокомментировала эссе музыканта: «Речь крайне экстраординарная и, как и следовало ожидать, красноречивая. Теперь, когда лекция была представлена, приключение Дилана подходит к концу». В своем эссе Дилан рассказал о влиянии, которое оказали на него три «важные» книги: «Моби Дик» Германа Мелвилла, «На Западном фронте без перемен» Эриха Марии Ремарка и «Одиссея» Гомера. После чего подытожил: «Наши песни живы в земле живых. Но песни не похожи на литературу. Их полагается петь, а не читать. Слова в пьесах Шекспира полагалось разыгрывать на сцене. Так же и слова песен надо петь, а не читать на странице. И я надеюсь, что кому-то из вас выпадет случай послушать эти слова так, как их изначально и нужно было слышать — на концерте или в записи, или как ещё люди нынче слушают песни. Я же снова вернусь к Гомеру, который сказал: „Пой во мне, Муза, и мною рассказывай повесть“». Аккомпанемент для аудиоверсии речи был написан джазовым пианистом Аланом Паскуа (англ.)русск..

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить