Альбрехт Венцель Евсевий Валленштейн

Альбрехт Венцель Евсевий Валленштейн

Альбрехт Венцель (Венцеслав) Евсевий Валленштейн
Родился: 24 сентября 1583 года года
Умер: 25 февраля 1634 года


Биография


Альбрехт Валленштейн — «Отважный сын изменчивой фортуны»

Бурная история XVII века дала миру немало выдающихся политических деятелей и полководцев. Читатели, безусловно, знают французского кардинала, герцога Армана Жана дю Плесси де Ришелье, английского лорда-протектора Оливера Кромвеля, украинского гетмана Богдана Хмельницкого, первого русского царя из династии Романовых Михаила Федоровича. А вот имя генералиссимуса Габсбургской империи Альбрехта фон Валленштейна известно куда меньше, как и события Тридцатилетней войны (1618 — 1648) в целом. Одним из самых выдающихся полководцев этой войны и был наш герой, о котором великий Фридрих Шиллер писал: «Знакомый миру образ дерзновенный... отважный сын изменчивой фортуны...»

Альбрехт Венцель (Венцеслав) Евсевий Валленштейн (1583 — 1634) был имперским главнокомандующим в течение почти десяти лет (с небольшим перерывом) вплоть до 1634 года. Он до своей трагической гибели наводил ужас на Европу, обладал властью куда большей, чем император «Священной Римской империи» Фердинанд II Габсбург.

Происходил Валленштейн из старинного богемского (чешского) рода; в молодости перешел из протестантства (родители его были чехи-лютеране) в католичество. Еще мальчиком он осиротел и, благодаря стараниям дяди, который был правоверным католиком, иезуиты вернули «заблудшую овечку» в лоно римской церкви. Валленштейн учился в университетах городов Альтдорф (Германия), Падуя и Болонья (Италия), много путешествовал. Из университетов он вынес стойкую веру в астрологию и потом всю жизнь планировал свои действия согласно предсказаниям астрологов. Особую роль в жизни полководца играл итальянский звездочет и астролог Баттиста Сэни. Без его указаний Валленштейн даже не начинал сражений.

Уже в 21 год Валленштейн служил в имперских войсках в Венгрии, участвуя в течение двух лет в боевых действиях против турок; в 1604 г. он стал капитаном. Через несколько лет патер-иезуит, чтобы не допустить перехода в руки протестантов богатого наследства, сосватал стесненному в средствах Альбрехту пожилую богатую вдову, которая в 1614 году и оставила «мужу» громадные поместья в Моравии. А после смерти дяди, через пару месяцев, Валленштейн получил обширные земли в Чехии. Именно эти «успехи» молодого еще человека стали материальной основой для его будущей карьеры кондотьера. На свои средства он нанимает солдат и участвует с кавалерийским отрядом в 200 человек на стороне Фердинанда Штирийского (впоследствии император Фердинанд II) в войне с Венецианской республикой в 1617 году. После освобождения осажденного венецианцами города Градиски в области Фриули, Валленштейн был произведен в полковники и получил титул графа.

Звезда будущего полководца взошла в 1618 году в Чехии. На его родине вспыхнуло восстание против императора, попиравшего свободу сословий и вероисповеданий, а 23 мая этого же года чехи выбросили из окон Пражского замка наместников Фердинанда — Славату и Мартиницу. После низложения Фердинанда (бывшего также и королем Чехии) на трон был избран пфальцский курфюрст Фридрих V — глава Протестантской унии. В истории он получил нелестное прозвище «Winterkonig» («Король на одну зиму»), пока Фридрих V кутил и устраивал балы в Пражском Граде, 8 ноября 1620 года союзные войска (чехи, моравцы, немцы, венгры) потерпели сокрушительное поражение от войск Католической Лиги и Империи, которыми командовали соответственно герцог Максимилиан I Баварский и Йоганн-Церклас фон Тилли.

Собственный полк Валленштейна примкнул к чешским повстанцам, но ему удалось сформировать новый кирасирский полк и захватить казну Моравии в городе Ольмюце. После поражения восстания кондотьер был вознагражден императором конфискованными у инсургентов землями, в числе которых были Фридланд и Рейхенберг. До 120 тысяч гектаров земли стали основой его теперь уже самых обширных владений в Чехии и Моравии. Состояние удачливого кондотьера оценивалось в астрономическую по тем временам сумму — 30 миллионов гульденов.

Еще современники видели в Валленштейне множество качеств, придававших ему ореол могущества: бесстрашие, решительность, щедрость, умение обращаться с подчиненными, толерантность и веротерпимость. «Этот высокий, худощавый человек с острым, проницательным взглядом, с рано поседевшими волосами пользовался среди людей, так или иначе связанных с военным делом, славой почти демонического существа, а обладая выдающимся умом и прозорливостью, умел извлекать свои выгоды из этой славы». (О. Егер. «Всемирная история» т.3. «Новая история»). Все это позволяло талантливому полководцу удерживать в повиновении разношерстную, многонациональную армию. Несмотря на то, что он боролся за дело римской церкви, Валленштейн привлекал на службу и протестантов; религиозного фанатизма (присущего, к примеру, имперскому генералиссимусу Тилли) в его действиях не прослеживалось вовсе.

В 1623 году полководец вновь удачно женился. Его избранницей стала Элизабет фон Гаррах, дочь очень влиятельного при дворе императора графа фон Гарраха. Владения Валленштейна были объявлены княжеством, а он стал герцогом Фридландским.

В 1626 году на помощь протестантам приходит единоверная Дания. Фердинанду II неоткуда ждать поддержки, и Валленштейн, вновь на «свои» деньги, формирует имперскую армию в 20 тысяч человек. Но познавший успех и славу Валленштейн ставит императору и жесткие, сродни ультиматуму, условия: неограниченная, диктаторская власть в этой армии и право на реквизиции в завоеванных им землях. В течении считанных недель в подчинении Валленштейна уже было до 50 тысяч человек.

Одержав серию побед над полководцем протестантов, неуловимым авантюристом Эрнстом фон Мансфельдом (решительное сражение состоялось 25 апреля 1626 г. на Эльбе вблизи Дессау), Валленштейн продолжал преследование остатков его войск через всю Силезию и Моравию. Армия Мансфельда «растаяла» из- за дезертирства наемников и отсутствия средств. Валленштейн возвращается в Германию и присылает вспомогательный корпус в армию Тилли. Во многом благодаря этой поддержке он сумел сломить сопротивление датчан в сражении под Луттером в августе 1626 года. В течение 1626 — 1628 годов почти вся Германия оказалась во власти Католического блока; Мекленбург, Померания, Шлезвиг, Голштиния были оккупированы. В 1629 году датский король Кристиан IV вынужден в Любеке подписать мир, по которому обязался более не вмешиваться в дела империи; Дания не потеряла своих владений, но надолго выбыла из борьбы за политическое влияние в Европе.

Роль и слава Валленштейна растут. Но в августе 1628 года при осаде балтийской крепости Штральзунд, продолжавшейся уже 6 месяцев, полководец терпит не столь серьезное, но весьма симптоматичное поражение. Валленштейн говорил, что город возьмет во что бы то ни стало, «хотя бы он цепями был прикреплен к небу». Ганзейские города, тяготевшие к Протестантской унии, не выделили обещанных судов, и блокировать крепость с моря не удалось. К тому же на авансцену выходит Швеция и ее король Густав II Адольф. Пока что шведы ограничились посылкой небольшого отряда (всего 600 человек) в Штральзунд, но их вступление в войну на стороне единоверцев-протестантов (в Швеции официальная религия — лютеранство, как и у значительной — до 50% — части населения Германии) было делом времени.

В 1629 году Валленштейн к титулу герцога Фридландского присоединяет титул владетельного герцога Мекленбурга и генерала «Балтийского и Немецкого (Северного) морей». Но относительно легкие победы на протестантском севере Германии сыграли злую шутку с Империей. Под нажимом Папы и Испании в 1629 году император издает Реституционный эдикт, по которому все секуляризированные (конфискованные) земли монастырей, аббатств и духовных княжеств (с 1552 года) должны возвращаться хозяевам. Акт вызвал волну смятения, все князья-протестанты Империи (даже лояльные Фердинанду II) фактически оказались в роли изгоев.

Валленштейн эдикт не одобрил, так же как и вмешательство императора в войну за Мантуанское наследство в том же 1629 году. После смерти Винченцо, герцога Мантуанского и Монферратского, не оставившего потомства, город Мантуя (Северная Италия) был взят приступом, разграблен и разрушен войсками императора. Вторая жена Фердинанда II Леонора Гонзаго была принцессой Мантуанской. Эта война, по мнению генералиссимуса, отвлекшая значительные силы (до 25 тысяч человек), автоматически обостряла и без того непростые отношения Империи с католической Францией. Такого «подарка» кардинал Ришелье только и ждал. Усиление Габсбургов наносило ощутимый удар по гегемонистским устремлениям династии Бурбонов. Франция начинает сближаться со Швецией, война постепенно превращается из религиозной в войну интересов различных блоков государств.

Ревностные паписты ненавидели Валленштейна за индифферентность в религиозных вопросах. К тому же они нашли себе преданных союзников в лице владетельных князей (во главе с руководителем Католической Лиги Максимилианом Баварским), с которыми Валленштейн обращался как со своими подчиненными. Они видели в нем выскочку, временщика. Наконец в августе 1630 года съезд князей (и католиков, и протестантов) буквально заставил императора отправить Валленштейна в отставку, Фердинанд II, скрипя сердце, был вынужден уступить князьям.

Валленштейн после отставки живет в безумной роскоши в дворцах в Гичине и Праге. Есть подтвержденные шведскими историками свидетельства, что генералиссимус не терял время даром и вел переговоры со шведами о будущем Германии. Густав II Адольф, пользуясь субсидиями, данными Францией, как нельзя вовремя воспользовался распрями в стане католиков. 16 июля 1630 года он высаживается с 15-тысячным корпусом на острове Узедом (Померания). Фердинанд II еще перед увольнением Валленштейна существенно (под нажимом князей Католической лиги) ослабил имперскую армию, демобилизовав 18 тысяч кавалеристов.

Шведские войска после серии блестящих побед кардинально изменили ситуацию в Германии. Успехи Густава II Адольфа вынудили императора в начале 1632 года просить Валленштейна вернуться и возглавить армию. Командующий армией Лиги Тилли был смертельно ранен после битвы у реки Лех и умер в апреле.

И вновь Валленштейн потребовал неограниченные полномочия и почти мгновенно их получил. Генералиссимус молниеносно набирает 40-тысячную армию (солдаты любили его и считали за честь служить под знаменами Валленштейна). Складывалось впечатление, что он только и ждал этого мига. Конечно же, никто, кроме Валленштейна, не мог противостоять «Северному льву». Это были достойные соперники на поле брани. Валленштейн поначалу навязывает Густаву II Адольфу свои правила игры. Он наносит саксонцам, союзникам шведов, поражение в Чехии и изгоняет их оттуда. Форсированным маршем имперцы бросаются к Нюрнбергу, где Густав II Адольф расположил свой укрепленный лагерь. Рядом, на расстоянии в пару километров, свой лагерь разбил Валленштейн. Штурм шведами позиций его армии был безрезультатен. Тогда Густав II Адольф направляется к Вене. Но его соперник проявил хладнокровие. Проигнорировав в духе стратегии Пунических войн маневр шведов, Валленштейн движется в Саксонию, которую его войска в течение нескольких недель опустошают.

Впрочем, Густав II Адольф объединяется с Бернгардом Саксен-Веймарским и саксонским курфюрстом Иоганном Георгом и заставляет 6 ноября 1632 года, потерявшего бдительность Валленштейна, принять сражение под Лютценом. Армия союзников, несмотря на гибель шведского короля, одерживает победу. Валленштейн отступает в Чехию, где (по мнению большинства историков) начинает вести закулисные переговоры с шведским канцлером Акселем Оксеншерна. Генералиссимус был «чужим среди своих», и после неожиданной развязки под Лютценом ему уже не суждено было вернуть позиции неформального лидера в лагере католиков. Главный враг Валленштейна, Максимилиан Баварский, вновь возглавил ему оппозицию. У герцога были основания не доверять полководцу: Валленштейн фактически самоустранился от ведения боевых действий; пал стратегически важный баварский город Регенсбург, где обычно проходили съезды курфюрстов, избиравших императора.

12 января 1634 года Валленштейн заручился письменным обязательством высших офицеров быть верными, даже если император уволит его с поста главнокомандующего войск Империи. Но тучи вокруг генералиссимуса сгущались. 24 января 1634 года император Фердинанд издал тайный приказ о смещении полководца. Первым отказался подчиняться генералиссимусу гарнизон Праги. С верными частями Валленштейн отправляется на запад Чехии в городок Эгер (Хеб). Объявление кого-либо «вне закона» в Империи не давало даже малейших шансов оправдаться. В рядах уменьшавшейся на глазах «армии» полководца зрел заговор. «Среди сопровождавших Валленштейна нашлись люди, которые, считая дело своего начальника безнадежно проигранным, позаботились о том, чтобы заслужить милость императора». (В.Алексеев. «Тридцатилетняя война»). По дороге в Эгер к опальному полководцу присоединяется ирландский кондотьер, полковник Вальтер Бутлер со своим полком драгунов. Шотландец Гордон (комендант крепости Эгер) и его соотечественник майор Лесли вступили с Бутлером в сговор и решили устранить Валленштейна.

Первыми пали от рук заговорщиков верные соратники генералиссимуса — графы Терцки и Кински, фельдмаршал барон Иллов и ротмистр Нойман. Они были убиты на банкете драгунами Бутлера. Через час, в ту же ночь с 24 на 25 февраля 1634 года, офицеры Деверу и Макдональд, а также шесть алебардщиков проникли в дом бургомистра Эгера, где отдыхал больной, ничего не подозревавший Валленштейн. Совещаясь с Сэни, полководец пытался узнать о своей будущей судьбе по звездам. «Опасность не миновала», — пророчески изрек астролог. Паж, который хотел предупредить Валленштейна, был заколот пикой. Деверу, проникнув в спальню, пронзил полководца алебардой. Смерть он принял мужественно. Владения Валленштейна император вскоре раздал заговорщикам. «Так окончил Валленштейн, пятидесяти лет от роду, свою полную славы, необыкновенную жизнь. Вознесенный честолюбием и честолюбием низвергнутый во прах, при всех своих недостатках большой и удивительный человек, он был бы достоин восхищения и недосягаемо велик, если бы соблюдал меру... Страх был его волшебным жезлом; не зная меры ни в наказаниях, ни в наградах, он умел держать рвение своих подчиненных в неустанном напряжении; и таким повиновением, какое оказывали ему, не может похвастаться ни один полководец средних и новых веков» (Ф.Шиллер. «Тридцатилетняя война»).

Фридрих Шиллер в прологе к своей драматической трилогии «Валленштейн» с полным основанием писал: «Его образ колеблется в истории, искаженный пристрастием и ненавистью партий». Надо отметить, что несмотря на то, что в написании своей фундаментальной работы «Тридцатилетняя война» выдающийся немецкий писатель и историк пользовался в основном сочинениями ярых врагов Валленштейна — австрийских историков и иезуитов, все же мы там находим такую характеристику полководца: «Силою свободного духа и проницательностью мысли он возвысился над религиозными предрассудками тех времен, и иезуиты не могли простить ему того, что он насквозь понимал их систему и видел в папе лишь римского епископа».

В оценке значения Валленштейна как полководца историки зачастую высказывают диаметрально противоположные мнения. Кто-то видит в нем военного гения, другие — честолюбивого, без принципов военачальника, одерживавшего победы лишь благодаря богатству и численному перевесу его армий в битвах. Но все же трудно согласиться с подобным взглядом. Генералиссимус стремился осуществить глубочайшие политические преобразования внутри Германии; он не был религиозным фанатиком и желал, хоть и в конце жизни, найти компромисс в борьбе непримиримых партий. Альбрехт фон Валленштейн в истории ХVII века был фигурой общеевропейского масштаба.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить