Терешкова Валентина Владимировна

Терешкова Валентина Владимировна

Валентина Владимировна Терешкова
Родился: 6 марта 1937 года

Биография

Валентина Терешкова родилась в деревне Большое Масленниково близ города Тутаева Ярославской области в крестьянской семье выходцев из Белоруссии. Отец — Терешков Владимир Аксёнович (1912—1940), родом из деревни Выйлово Белыничского района Могилёвской области, тракторист. Был призван в Красную армию в 1939 году, погиб на советско-финской войне. Мать — Терешкова (урождённая Круглова) Елена Фёдоровна (1913—1987), из деревни Еремеевщина Дубровенского района Витебской области, работница текстильной фабрики. В семье также были старшая сестра Людмила и младший брат Владимир.

В 1945 году девочка поступила в среднюю школу № 32 города Ярославля (школа ныне носит её имя). Обладая музыкальным слухом, в свободное время училась играть на домре. Семь классов окончила в 1953 году.

Чтобы помочь семье, в 1954 году Валентина пошла работать на Ярославский шинный завод браслетчицей в сборочно-вулканизационном цехе на подготовительной операции, где управляла диагонально-резательной машиной. Одновременно в 1954—1955 годах училась в 8—9 вечерних классах школы рабочей молодёжи № 10 г. Ярославля.

С апреля 1955 года работала ровничницей в ленторовничном цехе Ярославского комбината технических тканей «Красный Перекоп» (на комбинате также трудились её мама и старшая сестра). С 1955 по 1960 год прошла обучение в Ярославском заочном техникуме лёгкой промышленности по специальности техника-технолога по хлопкопрядению. В 1957 году вступила в ВЛКСМ. С 11 августа 1960 по март 1962 — освобождённый секретарь комитета ВЛКСМ комбината «Красный Перекоп». Играла на домре в оркестре народных инструментов дома культуры комбината.

С 1959 года занималась парашютным спортом в Ярославском аэроклубе (выполнила 90 прыжков).

В отряд космонавтов Терешкова была зачислена 12 марта 1962 года и стала проходить обучение как слушатель-космонавт 2-го отряда. 29 ноября 1962 года она сдала выпускные экзамены по ОКП на «отлично». С 1 декабря 1962 года Терешкова — космонавт 1-го отряда 1-го отдела. С 16 июня 1963 года, то есть сразу после полёта, она стала инструктором-космонавтом 1-го отряда и была на этой должности до 14 марта 1966 года.

Во время обучения она проходила тренировки на устойчивость организма к факторам космического полёта. Тренировки включали в себя термокамеру, где надо было находиться в лётном комбинезоне при температуре +70 °C и влажности 30 %, сурдокамеру — изолированное от звуков помещение, где каждая кандидатка должна была провести 10 суток.

Тренировки в невесомости проходили на МиГ-15. При выполнении параболической горки внутри самолёта устанавливалась невесомость на 40 секунд, и таких сеансов было 3—4 за полёт. Во время каждого сеанса надо было выполнить очередное задание: написать имя и фамилию, попробовать поесть, поговорить по рации.

Особое внимание уделялось парашютной подготовке, так как космонавт перед самой посадкой катапультировался и приземлялся отдельно на парашюте. Поскольку всегда существовал риск приводнения спускаемого аппарата, проводились и тренировки по парашютным прыжкам в море, в технологическом, то есть не пригнанном по размеру, скафандре.

Первоначально предполагался одновременный полёт двух женских экипажей, однако в марте 1963 года от этого плана отказались, и стала задача выбора одной из пяти кандидатур.

При выборе Терешковой на роль первой женщины-космонавта, кроме успешного прохождения подготовки, учитывались и политические моменты: Терешкова была из рабочих, тогда как, например, Пономарёва и Соловьёва — из служащих. Кроме того, отец Терешковой, Владимир, погиб во время советско-финской войны, когда ей было два года. Уже после полёта, когда Терешкову спросили, чем Советский Союз может отблагодарить за её службу, она попросила найти место гибели её отца.

Далеко не последним критерием выбора была способность кандидатки вести активную общественную деятельность — встречаться с людьми, выступать на публике в многочисленных разъездах по стране и миру, всячески демонстрируя преимущества советского строя, прославляя нашу партию, идеи Ленина, коммунизм и привлекая на нашу сторону миллионные массы людей, и особенно женщин.

Другие кандидаты, при не худшей подготовке (по результатам медицинского обследования и теоретической подготовленности женщин-кандидатов в космонавты Терешкова была определена на последнее место), заметно уступали Терешковой в нужных для такой общественной деятельности качествах. Поэтому она была назначена основным кандидатом на полёт, И. Б. Соловьёва — дублирующим, а В. Л. Пономарёва — запасным.

На момент назначения Терешковой пилотом «Востока-6» она была на 10 лет младше, чем Гордон Купер — самый молодой из первого отряда американских астронавтов.

Свой космический полёт (первый в мире полёт женщины-космонавта) Терешкова совершила 16 июня 1963 года на космическом корабле Восток-6, он продолжался почти трое суток. Старт произошёл на Байконуре не с «гагаринской» площадки, а с дублирующей. Одновременно на орбите находился космический корабль Восток-5, пилотируемый космонавтом Валерием Быковским.

В день своего полёта в космос она сказала родным, что уезжает на соревнования парашютистов, о полёте они узнали из новостей по радио.

Генерал-лейтенант Николай Каманин, занимавшийся отбором и подготовкой космонавтов, так описал старт Терешковой:

Подготовка ракеты, корабля и все операции обслуживания прошли исключительно чётко. По чёткости и слаженности работы всех служб и систем старт Терешковой напомнил мне старт Гагарина. Как и 12 апреля 1961 года, 16 июня 1963 года полёт готовился и начался отлично. Все, кто видел Терешкову во время подготовки старта и вывода корабля на орбиту, кто слушал её доклады по радио, единодушно заявили: «Она провела старт лучше Поповича и Николаева». Да, я очень рад, что не ошибся в выборе первой женщины-космонавта.

Позывной Терешковой на время полёта — «Чайка»; фраза, которую она произнесла перед стартом: «Эй! Небо! Сними шляпу!» (изменённая цитата из поэмы В. Маяковского «Облако в штанах»).

Во время полёта Терешкова не справлялась с заданиями по ориентации корабля:

С Терешковой разговаривал несколько раз. Чувствуется, что она устала, но не хочет признаться в этом. В последнем сеансе связи она не отвечала на вызовы ленинградского ИПа. Мы включили телевизионную камеру и увидели, что она спит. Пришлось её разбудить и поговорить с ней и о предстоящей посадке, и о ручной ориентации. Она дважды пыталась сориентировать корабль и честно призналась, что ориентация по тангажу у неё не получается. Это обстоятельство всех нас очень беспокоит: если придется садиться вручную, а она не сможет сориентировать корабль, то он не сойдет с орбиты.

Позже выяснилось, что выдаваемые пилотом команды были инвертированы направлению движения управления в ручном режиме (корабль поворачивался не в ту сторону, что при отработке на тренажёре). По утверждению Терешковой проблема была в неправильном монтаже проводов управления: давались команды не на снижение, а на подъём орбиты корабля. В автоматическом же режиме полярность была правильная, что дало возможность штатно сориентировать и посадить корабль. Об этом случае Терешкова молчала более сорока лет, поскольку С. П. Королёв попросил её никому об этом не рассказывать.

По мнению доктора медицинских наук, профессора В. И. Яздовского, отвечавшего в тот период за медицинское обеспечение советской космической программы, женщины хуже переносят экстремальные нагрузки космического полёта на 14-18-е сутки месячного цикла.

Однако в силу того, что старт носителя, выводившего Терешкову на орбиту, был задержан на сутки, а также, очевидно, из-за сильной психоэмоциональной нагрузки при выведении корабля на орбиту, предусмотренный медиками режим полёта выдержать не удалось.

Также Яздовский отмечает, что «Терешкова, по данным телеметрии и телевизионного контроля, перенесла полёт в основном удовлетворительно. Переговоры с наземными станциями связи велись вяло. Она резко ограничивала свои движения. Сидела почти неподвижно. У неё явно отмечались сдвиги в состоянии здоровья вегетативного характера».

Несмотря на тошноту и физический дискомфорт, Терешкова выдержала 48 оборотов вокруг Земли и провела почти трое суток в космосе, где вела бортовой журнал и делала фотографии горизонта, которые позже были использованы для обнаружения аэрозольных слоёв в атмосфере.

Спускаемый аппарат «Востока-6» благополучно приземлился в Баевском районе Алтайского края.

Через несколько дней Терешковой предъявили протест в связи с нарушением режима в районе места посадки: она раздала местным жителям запасы продуктов из рациона космонавтов, а сама ела местную пищу, после трёх суток голодания.

По свидетельству лётчицы Марины Попович, при ней после полёта Терешковой С. П. Королёв сказал: «Пока я жив, ни одна женщина в космос больше не полетит»[17]. Следующий полёт женщины в космос, Светланы Савицкой, состоялся через 19 лет, в августе 1982 года (Королёв умер в 1966 году).

С 30 апреля 1969 по 28 апреля 1997 года — инструктор-космонавт отряда космонавтов 1-го отдела 1-го управления группы орбитальных кораблей и станций, инструктор-космонавт-испытатель группы орбитальных пилотируемых комплексов общего и специального назначения, 1-й группы отряда космонавтов.

Терешкова осталась в отряде, и в 1982 году даже могла быть назначена командиром женского экипажа КК «Союз». 30 апреля 1997 года Терешкова покинула отряд последней из женского набора 1962 года в связи с достижением предельного возраста.

С 1997 года она старший научный сотрудник Центра подготовки космонавтов.

После выполнения космического полёта Терешкова поступила в Военно-воздушную инженерную академию им. Н. Е. Жуковского и, окончив её с отличием, позднее стала кандидатом технических наук, профессором, автором более 50 научных работ. Терешкова была готова к полёту на Марс в одну сторону.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить