Филонов Павел Николаевич


Филонов Павел Николаевич
Родился: 8 января 1883 года.
Умер: 3 декабря 1941 (58 лет) года.


Биография


Павел Николаевич Филонов (8 января 1883, Москва — 3 декабря 1941, Ленинград) — русский, советский художник (художник−исследователь, как он официально именовал себя сам), поэт, один из лидеров русского авангарда; основатель, теоретик, практик и учитель аналитического искусства — уникального реформирующего направления живописи и графики первой половины XX века, оказавшего и оказывающего заметное влияние на творческие умонастроения многих художников и литераторов новейшего времени.

1882 — 1913

Павел Николаевич родился в Москве 27 декабря 1882 года по ст. стилю, то есть 8 января 1883 — по новому, но родители Филонова, как он сам пишет, — «мещане г. Рязани»; все многочисленные члены семьи значились в податных книгах и посемейных списках Рязанской мещанской управы до 1917 года.

Отец — Николай Иванов, крестьянин села Реневка Ефремовского уезда Тульской губернии, до августа 1880 года — «бесфамильный»; предположительно, за ним фамилия «Филонов» была закреплена при переезде семьи в Москву. П. Филонов указывает, что отец работал кучером, извозчиком. О матери, Любови Николаевне, он сообщает лишь то, что она брала белье в стирку. Так и не установлено где в Москве жили Филоновы — в городском ли доме господ Головиных или служили у них, имели ли свое дело…

1894−1897 — ученик городской («Каретнорядной») приходской школы (Москва), которую окончил с отличием; за год до того от чахотки умерла мать.

После переезда в Петербург в 1897 году Филонов поступил в живописно-малярные мастерские и по окончании оных работал «по малярно-живописному делу». Параллельно, с 1898 года он посещал вечерние рисовальные классы Общества поощрения художеств, а с 1903 года — учился в частной мастерской академика Л. Е. Дмитриева-Кавказского (1849—1916).

В 1905—1907 гг. Филонов путешествовал по Волге, Кавказу, посетил Иерусалим.

Завершив занятия в частной мастерской, Филонов пытался трижды поступить в Петербургскую Академию художеств; в 1908 г. был принят вольнослушателем в школу при Академии художеств, из которой он «добровольно вышел» в 1910 г.

К 1910 г относится участие Филонова в выставке «Союза молодёжи», созданного по инициативе Волдемара Матвея, Е. Г. Гуро и М. В. Матюшина; к зиме 1910 г — «первая картина» (по утверждению самого художника) — «Головы» (картон, масло, 28,5 × 47,5 см.).

Филонов участвует в выставках и мероприятиях «Союза…» до его распада в 1914 г. К этому периоду относятся «Пир королей», 1913 г. (холст, масло, 175 × 215 см.), «Крестьянская семья», 1914 г (х., м., 159 × 128 см.), «Мужчина и женщина», 1912—1913 гг. (бумага, смеш. техника, 31 × 23,3 см.), а также многочисленные работы на бумаге и картоне, которые он (уже) называет «формулами»: формула цветка, городового, пролетариата и т. п.

В 1912 г. Филонов пишет статью «Канон и закон», где уже ясно сформулированы принципы аналитического искусства: антикубизм, принцип «органического» — от частного к общему. Филонов не отрывается от природы, как кубисты, но стремится её постичь, анализируя элементы формы в их непрерывном развитии.

Художник совершает поездки по Италии, Франции и в 1913 г пишет декорации для постановки трагедии В.Маяковского «Владимир Маяковский» в театре петербургского Луна-парка.

Филонов и Хлебников

В начале 1910-х произошло сближение Павла Филонова и Велимира Хлебникова. Мимолётно, ёмким проблеском образ его и мироощущение художника — в рассказе В. Хлебникова «Ка» (22 февраля — 10 марта 1915).

« ...Я встретил одного художника и спросил, пойдет ли он на войну? Он ответил: «Я тоже веду войну, только не за пространство, а за время. Я сижу в окопе и отымаю у прошлого клочок времени. Мой долг одинаково тяжел, что и у войск за пространство». Он всегда писал людей с одним глазом. Я смотрел в его вишневые глаза и бледные скулы. Ка шел рядом. Лился дождь. Художник писал пир трупов, пир мести.

Мертвецы величаво и важно ели овощи, озаренные подобным лучу месяца бешенством скорби.

Филонов написал портрет поэта (1913; не сохранился) и иллюстрировал его «Изборник» (1914), а в 1915 году опубликовал свою поэму «Пропевень о проросли мировой» с собственными иллюстрациями.

В творчестве Павла Филонова и Велимира Хлебникова наблюдается явное духовное родство и взаимовлияние: как в изобразительных принципах Павла Филонова — и графических опытах Велимира Хлебникова, так и в поэтическом строе, метрике последнего — и особенностях звучания, построения литературного языка первого.

Соавторство, о котором сказано выше, было единственным, как и единственным — этот случай участия П. Филонова в литографских изданиях футуристов, но выбор художника (или предложение к иллюстрированию) стихов Велимира Хлебникова — неслучаен.

« Встреча произошла не только благодаря конгениальности поэта и художника, но и по причине внутреннего родства. В предвоенные годы Хлебникова и Филонова связывали дружеские отношения. Они виделись нечасто, но их встречи были встречами равных и творчески близких людей. В 1913 году Филонов написал портрет Хлебникова, бесследно исчезнувший. «Помню, — вспоминал Кручёных, — Филонов писал портрет „Велимира Грозного“, сделав ему на высоком лбу сильно выдающуюся, набухшую, как бы напряжённую мыслью жилу». Поэт и художник одинаково внимательно всматривались в архаику поэтическую и пластическую, стремясь расчистить словесный и образный архетипы от позднейших усложняющих напластований, вернуть слову и изображению первозданную чистоту и свежесть. Но кроме родственности творческих принципов есть совпадения совсем удивительные. Они относятся к стихам Филонова и к рисункам Хлебникова. В 1915 году Матюшин издал книгу Филонова «Проповень о проросли мировой», иллюстрированную рисунками самого художника. Матюшин писал: «Филонов долго и упорно творчески работал как художник, одновременно искал и создал ценную фактуру слова и речи. Как бы коснувшись глубокой старины мира, ушедшей в подземный огонь, его слова возникли драгоценным сплавом, радостным, сверкающим кусками жизни, и ими зачата книга мирового расцвета...». Написанные сдвиговой ритмизованной прозой, поэмы Филонова по сложной многоплановой образности и свойственному им столкновению неологизмов с архаизмами родственны стихотворной практике Хлебникова. Поэт высоко ставил литературный дебют художника: «от Филонова как писателя я жду хороших вещей; и в этой книге есть строчки, которые относятся к лучшему, что написано о войне» Е. Ф. Ковтун »

Первый манифест аналитического искусства «Сделанные картины»| В марте 1914 года П. Филонов, А. Кириллова, Д. Н. Какабадзе, Э. Лассон-Спирова (участница выставки «Союза молодёжи») и Е. Псковитинов выпустили манифест «Интимная мастерская живописцев и рисовальщиков „Сделанные картины“» (пометка: «Изд. „Мировый расцвет“», на обложке репродукция — филоновский «Пир королей»). Эта первая печатная декларация аналитического искусства — единственное свидетельство существования общества, где провозглашается реабилитация живописи (в противовес концепции и методу К. Малевича, «живописному анекдоту» В. Татлина) — «сделанных картин и сделанных рисунков»:

« Цель наша — работать картины и рисунки, сделанные со всей прелестью упорной работы, так как мы знаем, что самое ценное в картине и рисунке — это могучая работа человека над вещью, в которой он выявляет себя и свою бессмертную душу. ...Относительно живописи мы говорим, что боготворим её, введённую и въевшуюся в картину, и это мы первые открываем новую эру искусства — век сделанных картин и сделанных рисунков, и на нашу родину переносим центр тяжести искусства, на нашу родину, создавшую незабываемо дивные храмы, искусство кустарей и иконы. » Каждое прикосновение к холсту, по Филонову, — «единица действия», атом — всегда действует формой и цветом одновременно. Впоследствии (в «Докладе» 1923 года, и в дальнейшем) П. Филонов развивает тезисы манифеста: «Упорно и точно рисуй каждый атом. Упорно и точно вводи выявленный цвет в каждый атом, чтобы он туда въедался, как тепло в тело или органически был связан с формой, как в природе клетчатка цветка с цветом». Филонову важны методы, которыми действует природа, а не её формы. Художник указывает на то, что для него нет принципиальной разницы между формой, которой творят — «крайне правый реалист и левый беспредметник, и все существующие разновидности всех течений и мастеров во всех и в любом способе и сорте применения материала и в искусстве, и в производстве — все поголовно работают одною и тою же и только одною лишь реалистическою формой, иной формы нет и не может быть…»

1915 — 1941

В 1915 г. Филонов пишет «Цветы мирового расцвета» (х., м., 154,5 × 117 см.), которая войдёт в цикл «Ввод в мировой расцвет».

Осенью 1916 г. мобилизован на войну и направлен на Румынский фронт рядовым 2-го полка Балтийской морской дивизии. Павел Филонов принимает активное участие в революции и занимает должности председателя Исполнительного военно-революционного комитета Придунайского края в Измаиле, председателя ВРК Отдельной Балтийской морской дивизии и т. п.

В 1918 г. вернулся в Петроград и принял участие в Первой свободной выставке произведений художников всех направлений — грандиозной выставке в Зимнем дворце. Виктор Шкловский приветствует художника, отмечая «громадный размах, пафос великого мастера». На выставке были представлены работы из цикла «Ввод в мировой расцвет». Две работы: «Мать», 1916 г. и «Победитель города», 1914—1915 гг. (обе — смешанные техники на картоне или бумаге) были подарены Филоновым государству.

В 1922 г. дарит две работы Русскому музею (в том числе — «Формулу петроградского пролетариата», 1920—1921 гг. — х., м., 154 × 117 см.).

К 1922 г. относится попытка Филонова реорганизовать живописный и скульптурный факультеты Академии художеств в Петрограде — безуспешная; идеи Филонова не находят официальной поддержки. Но Филонов прочёл ряд лекций по теории и «идеологии» аналитического искусства. Конечным результатом была «Декларация „Мирового расцвета“» — наиболее важный документ аналитического искусства. Филонов там настаивает, что, кроме формы и цвета, есть целый мир невидимых явлений, которые не видит «видящий глаз», но постигает «знающий глаз», с его интуицией и знанием. Художник представляет эти явления «формою изобретаемою», то есть беспредметно.

В 1920-е годы Филонов создал и в дальнейшем всеми силами поддерживал собственную художественную школу — коллектив «мастеров аналитического искусства» — МАИ. В 1927 г. МАИ оформляет интерьеры Дома печати и участвует в постановке «Ревизора» Гоголя.

К этому периоду относятся такие работы Филонова, как два варианта «Формулы весны», 1927—1929 гг. (второй монументальный холст — 250 × 285 см.), «Живая голова», 1923 г., 85 × 78 см; динамичное — «Без названия», 1923 г, 79 × 99 см и «Композиция», 1928—1929 гг., 71 × 83 см.

В 1932 году группа МАИ под художественным руководством П. Н. Филонова иллюстрировала финский эпос «Калевала» издательства «Academia». Работа велась строго по принципу аналитического метода П. Н. Филонова. Над оформлением книги работали: Т. Глебова, А. Порет, Е. Борцова, К. Вахрамеев, С. Закликовская, Павел Зальцман, Н. Иванова, Э. Лесов, М. Макаров, Н. Соболева, Л. Тагрина, М. Цыбасов.

В 1930-е гг. Филонов не выполняет заказных работ, преподаёт бесплатно; он получает изредка пенсию, как «научный работник 3-го разряда» (или же — «художник-исследователь», согласно Филонову). Мастер голодает, экономит на чае и картошке, питаясь лепёшками, но не забывая о щепотке махорки… Он часто пишет масляными красками по бумаге или картону (многие шедевры, как «Формула империализма», 1925 г., 69,2 × 38,2 см; «Нарвские ворота», 1929 г., 88 × 62 см; «Животные», 1930 г., 67,5 × 91 см; одна из последних работ Филонова — «Лики», 1940 г., 64 × 56 см.).

Попытка художника зрительно воссоздать параллельную природе картину мира выглядела в глазах советской общественности как желание уйти от реальности в изобретаемое, отвлечённое, формальное. Несмотря на преданность коммунистической партии и искреннюю революционно-пролетарскую позицию Филонова, его маргинальная позиция приходит в резкое противоречие с доктриной социалистического реализма и становится опасной социальной утопией. Постепенно вокруг художника воздвигается стена изоляции и отвержения. Обвинения Филонова в формализме принимали характер откровенной травли, вплоть до призывов к физическому уничтожению "классового врага". До конца жизни художника его деятельность в искусстве считалась враждебной советскому строю "филоновщиной". Вплоть до конца 1980-х годов творческое наследие Филонова находилось в СССР под неофициальным запретом.

3 декабря 1941 года художник умер в блокадном Ленинграде. Художница Т. Н. Глебова описывает прощание с учителем: «8 декабря. Была у П. Н. Филонова. Электричество у него горит, комната имеет такой же вид, как всегда. Работы прекрасные, как перлы сияют со стен, и как всегда в них такая сила жизни, что точно они шевелятся. Сам он лежит на столе, покрытый белым, худой как мумия. 4 декабря 1941 года на собрании в ЛОССХ было предложено почтить память умерших товарищей, в числе которых был и Филонов. Так было объявлено о его смерти».

П. Н. Филонов похоронен на Серафимовском кладбище, на 16 участке, непосредственно около церкви св. Серафима Саровского. В той же могиле в 1980 г. захоронена его сестра Е. Н. Глебова (Филонова).

Работы Филонова были унаследованы его сёстрами, Марией и Евдокией Филоновыми, в 1970-х годах Е. Н. Глебова (Филонова) (1888—1980) передала своё собрание в дар Государственному Русскому Музею.

Жена, с 1921 по 1941 г. - Серебрякова, Екатерина Александровна (урождённая Тетельман, Рина Соломоновна) (1862, Одесса - 1942, Ленинград). Умерла во время блокады. Пасынки - историк Анатолий Эсперович Серебряков (1890- 1938) и художник Пётр Эсперович Серебряков (1896-1938) .

Адреса в Петрограде—Ленинграде

1918—1919 — Старо-Петергофский проспект, 44;
1919 — 03.12.1941 года — общежитие писателей имени В. И. Голубева — улица Литераторов, 19.

Выставки

В 1929 г. Русский музей собирался сделать персональную выставку П. Филонова. Работы художника провисели на стенах музея целый год; был дважды подготовлен каталог; шла важная полемика в прессе и дискуссии во время закрытых просмотров. Выставка, однако, не открылась, несмотря на поддержку Филонова И. И. Бродским, крупнейшим официальным портретистом (Бродский прославился своими портретами И.Сталина и К. Ворошилова).

В 1932—1933 гг. Филонов принимает участие в выставках «Художники РСФСР за 15 лет», после этого времени практически не выставляется.

Первая послевоенная персональная выставка работ П. Н. Филонова открылась 18 августа 1967 г. в Новосибирске, в Картинной галерее Сибирского отделения АН СССР.

1 февраля 1968 г., прошла однодневная выставка и вечер памяти П. Н. Филонова в Большом зале Ленинградского отделения СХ РСФСР, на ул. Большая Морская, 38.

В 1988 г. прошла объёмная и значительная персональная художника выставка в Русском музее в Санкт-Петербурге.

В конце 1989 — начале 1990 гг. проходила выставка работ художника в музее современного искусства парижского центра Ж. Помпиду. На этой выставке были представлены восемь рисунков П. Н. Филонова, ранее похищенных из собрания Русского музея и нелегально вывезенных за рубеж. Подмену оригиналов копиями, ставшую возможной из-за халатности тогдашнего руководства музея, обнаружил искусствовед, сотрудник ГРМ Е.Ф. Ковтун. По инициативе Государственного Русского музея было возбуждено расследование, проведённое ФСБ России. После многолетних переговоров, по достигнутой договорённости парижских владельцев работ Филонова и российской стороны, семь из восьми подлинных рисунков Филонова были возвращены в ГРМ. Восьмой рисунок ("Пропагандист", 1924-1925) до сих пор не возвращён.

В 1994 г. в рамках арт-проекта «С днём рождения, Павел Филонов!» Антона Кузьмина состоялось первое экспонирование работ (четыре графических (бум., тушь) и одна живописная — «Композиция», х., масло) Павла Филонова в Екатеринбурге.

2006 — в июле в Русском музее открылась масштабная выставка «Павел Филонов. Очевидец незримого». Выставку сопровождал богато иллюстрированный каталог.

2007 — выставка «Павел Филонов. Очевидец незримого» была развёрнута в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина (г. Москва).

Мечтая о создании музея аналитического искусства, художник принципиально (за очень редким исключением) не продавал своих работ. Практически полностью его наследие (около 300 живописных и графических работ) было сохранено и передано в Русский музей сестрой художника Е. Н. Глебовой. В настоящее время в постоянной экспозиции ГРМ представлены лишь некоторые работы Филонова. Идея создания музея аналитического искусства так и не была реализована.

Литературное творчество Филонова

Филонов П. Пропевень о проросли мировой

Иллюстрации

Изборник стихов с послесловием Ръчяря. 1907 — 1914 гг. / 11 рисунков П. Филонова, 1 рисунок К. Малевича. Подобень В. Хлебникова рисунок Над. Бурлюк. — СПб: ЕУЫ. 1914 (К типографскому изданию на 48 странице литографированное приложение на розовой бумаге 16 л. Текст стихов и рисунки П. Филонова «Перуну» из книги «Деревянные идолы». На обложке книги техника рисунков Филонова ошибочно определена как «кисть, перо и резец».

Мастера Аналитического Искусства» (МАИ). Ученики Павла Филонова

Одна из крупных школ русского авангарда. Создана Филоновым в 1925 г. Официально признана в 1927 г. В разные годы в состав МАИ входило до 70 художников. Творческий метод МАИ основывался на теоретических установках Филонова, которые были развиты в манифесте «Сделанные картины» (Петербург, 1914 г.), в «Декларации Мирового Расцвета» («Жизнь искусства», 1923 г. Номер 20. Стр. 13) и в рукописи «Идеология аналитического искусства и принцип сделанности». Официально МАИ существовала до весны 1932 г., но занятия в мастерской Павла Филонова продолжались вплоть до его смерти в 1941 г.

Авлас Владимир Дмитриевич (1904—1975) — член МАИ.
Борцова Елена Николаевна (1903-19??) — член МАИ с 1925 по 1932 г.
Вахрамеев Константин Васильевич (1889—1934) — член МАИ с 1925 г.
Глебова Татьяна Николаевна (1900—1985) — член МАИ с 1926 по 1931 г.
Гурвич Борис Исаакович (1905—1985) — член МАИ с 1924 по 1930 г.
Евграфов Николай Иванович (1904—1941(1942?)) — член МАИ с 1925 по 1932 г.
Закликовская Софья Людвиговна (1899—1975) — член МАИ с 1927 по 1932 г.
Зальцман Павел Яковлевич (1912—1985) — член МАИ с 1930 по 1932 г.
Иванова Людмила Александровна (1904—1978)
Иванова Нина Владимировна (19??-197?) — член МАИ по 1932 г.
Капитанова (Арапова) Юлия Григорьевна (1889—1976) — член МАИ с 1929 по 1932 г.
Кибрик Евгений Адольфович (1906—1978) — член МАИ с 1926 по 1930 г.
Кондратьев Павел Михайлович (1902—1985) — член МАИ с 1927 по 1932 г.
Курдов Валентин Иванович (1905—1989)
Лукстынь Ян Карлович (1887—1938) — член МАИ с 1925 по 1926 г.
Макаров Михаил Константинович (1904—196?) — член МАИ с 1927 г.
Мордвинова Алевтина Евгеньевна (1900—1980) — член МАИ с 1927 г.
Новиков Георгий Александрович (1898—1981) — член МАИ с 1927 по 1932 г.
Порет Алиса Ивановна (1902—1984) — член МАИ с 1925 г.
Сашин Андрей Тимофеевич (1896—1965) — член МАИ с 1927 по 1930 г.
Суворов Иннокентий Иванович (1898—1947) член МАИ 1925—1930 г.
Сулимо-Самуйлло Всеволод Ангелович (1903—1965) — член МАИ с 1926 по 1932 г.
Тагрина Любовь Николаевна (1884—1955) — член МАИ с 1929 г.
Тенисман(Тэннисман) Эдуард Альма (ок.1906- 1941/42) -член МАИ 1925—1930 г.
Хржановский Юрий Борисович (1905—1987) — член МАИ с 1927 по 1930 г.
Цыбасов Михаил Петрович (1904—1967) — член МАИ с 1926 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить